July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9 10 1112 13 1415
16171819202122
23242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags

January 12th, 2017

hina_chleck: (Default)
Thursday, January 12th, 2017 11:58 am
(спасибо archive.org: главную ссылку он мне не вытащил - статья не оцифрована просто в архиве "Искусства кино", но второстепенные выдал, что по косвенным деталям дает возможность судить об источнике тоже.

Источник мой в LJ первый был 03 октября 2011 г. - Вокруг юбилейного номера "ИК", а теперь текст будет с дополнениями)

... Вернее, вокруг мемуаров Стишовой, https://www.kinoart.ru/archive/2011/04/n4-article15 посвященных дискуссии, в надо же, уже далеком 1978 году после выхода статьи Юрия Богомолова "Грузинское кино: эстетические отношения с действительностью". [ноя 1978, журнал "ИК"](По другим источникам: "Грузинское кино: отношение к действительности").
(Сама работа Богомолова, к сожалению, не обнаруживается в инете, а в райбиблиотеке журналы старее 10 лет изымают из архивов).
Цитата из поздней статьи Богомолова:
== Грузинское кино победило советский абсурд одной насмешкой... Боюсь, что кино, зацикленное только на постижении национальной идентичности, обречено на этнографическую музеефикацию.==
Источник https://ria.ru/authors/20080516/107532442.html "И дольше века будет длиться грузинское кино"

Типичные отклики коллег, кхм.
==И нет-нет, да выплески какой-то тайной, что ли, зависти, тревоги какой-то, которые дают, к примеру, затравку длинного спора, поднятого аж в 1978 году на страницах данного глубоко­уважаемого и специального журнала. Там гру­зинское кино упрекали в чрезмерном внима­нии к «теме творчества», в «условном мире», в «эстетизме», в «замкнутости на себе», а глав­ный криминал писался, видимо, для вящего позора даже с больших букв: «Теплота Лири­ческой Интонации»[1] — вот-де до чего докати­лись! Звучало это так же справедливо, как если бы Уланову начали стыдить за то, что она танцует, а Шекспира — что сочиняет пьесы. Упреки задевали самую сущность грузинского кино, его особости и прелести.==
Нея Зоркая, что характерно.

Армен Медведев - длинно и пинательно для Суркова -
==Сразу после этого директор «Грузия-фильма» Р. Чхеидзе встретился с Шеварднадзе и пожаловался ему на претензии Москвы. Новоиспеченный кандидат в Политбюро немедленно связался с секретарем ЦК КПСС Михаилом Зимяниным, отвечавшим за культуру, и потребовал разобраться с этой проблемой.

Судя по всему, лучшим вариантом для грузин было бы увольнение Суркова из журнала и принесение им извинений от лица редколлегии. Однако уволить Суркова не позволил Суслов. В итоге был избран компромиссный вариант: представителей грузинской кинематографии в самом начале 1979 года пригласили в Москву, чтобы они приняли участие в «круглом столе», организованном «Искусством кино».==
http://velib.com/read_book/razzakov_fedor/gibel_sovetskogo_kino_tajjna_zakulisnojj_vojjny_1973_1991/nepokornye_gruziny/

Федор Раззаков - смена Мжаванадзе на Шеварднадзе и приход Чхеидзе-Шенгелая - подробное описание скандала и противостояния "Грузия-фильм" и Госкино со всеми высочайшими чиновниками, как то: Суслов и Шеварднадзе.
http://thelib.ru/books/razzakov_fedor/gibel_sovetskogo_kino_tayna_zakulisnoy_voyny_1973_1991-read-16.html

Но общим мотивом практически у всех будет демонизация Суркова - виноват он во всем, подставил, и пенсне треснутое!

Теперь снова возвращаемся к запискам Стишовой:
- Мемуары ... эээ... пейоративные, надо признать: постоянно проводится мысль о подставе главредом Сурковым Стишовой как реда отдела и Богомолова как критика. Мол, Сурков тайно, но прозримо автором, имел цель пнуть грузин по негласному распоряжению неких верхов (зачем - не говорится), однако дружба народов всех забратала, Суркова умыли, грузин защитили, вина внутриредакционно выпили, но у читателя осадочек остается.
(Кстати, в этом же номере есть реплика в другой статье, что винопивческая дружба народов в редакции оказалась ни при чем, а все решилось через только что выбранного в Политбюро Шеварднадзе).

Автор подверстывает много деталей, призванных показать хитрость, двуличие и изворотливость функционера, державшего нос по ветру; утром-я-кушать-не-могла-как-вспомню-Евгения Даниловича, но это кукожащаяся лирика.
Сочен же бар в тбилисском (?) "Интуристе", где принимающий столичную гостью Стишову местный истеблишмент конца 70-х в джинсе, брюликах, кораллах и серебре (цацки на дамах, опять же, висят и весят строго по рангу) пил, о боже, виски, коньяк, водку в экспортном исполнении и курил "Мальбро" блоками, блоками!
(Конечно, сссровские "Интуристы" змиево соблазняли не только тбилисскую местную элиту, темными тропами пробиравшуюся в бары, но и просто богатеньких и красивеньких буратин).

- Опять же, через несколько страниц в номере будут воспоминания Шмырова о Суркове, несущие весьма другие впечатления от главреда "ИК" 1969-1982 годов (уволенного за отъезд дочери в Европу) - и картинка уже стереоскопическая получается: в неполные тридцать лет, не будучи членом ВКП(б) (будет ли это понятно читателям будущего?), возглавлял Главрепертком, знал два языка, пережил изгнание из газеты "Правда" ввиду "плохого происхождения": мать - латышская немка, отец - еврей, бросивший, впрочем, беременную мать; публиковал отрывки книги о Тарковском, редактировал книгу Эфроса... Ну функционер махровый, да. А другие были в номенклатуре тогда?

- И есть также странная мысль: вот в те хреновые времена редактор заказал, Богомолов написал такое блестящее исследование, его напечатали и было обсуждение. А что мешает сейчас редам заказать такое же по уровню аналитики исследование; что мешает новому или старому Богомолову написать и что мешает на высоком уровне без структурализма, постструктурализма, постколониализма, гендеризма and so on обсудить в профессиональной среде? Нынешний юбилейный номер журнала - исключение по приведению различных мнений, а так - "ИК" невнятен и бездискуссионен уже много лет.

Это все преамбула.
Амбула: мне помнятся семейные обсуждения той журнальной дискуссии, подтверждающиеся, косвенным образом, и нынешней статьей Стишовой.
Богомолов что хотел сказать-то, если в восьми с половиной словах? А вот что: "Зрелая культура - это проза, как ни прекрасна эпическая поэзия. Эзопов язык и фольклорные традиции, столь любимые грузинским кино, есть признак не зрелости, но младенчества".

И это подтвердилось снова. Когда нужда в эскапизме и намеках отпадает, то реальность требует другие формы - и где они?